Упразднение ханской власти в Младшем и Среднем жузах. Административно-территориальное деление по реформе («Устав о сибирских киргизах» 1822 г., «Устав об оренбургских киргизах» 1824 г.)



Первая половина XIX в. является одним из переломных моментов в истории казахского народа, периодом, когда была окончательно ликвидирована насильственным образом казахская государственность и предопределен на исторически длительный период политико-правовой статус Казахстана как колонии Российской империи.

Прежде всего, в этот период царское самодержавие стало предпринимать административные рефорсы по замене косвенного управления в национальных окраинах на методы прямого управления, когда в связи с принятием «Устава о сибирских киргизах» (1822 г.) и «Устава об оренбургских киргизах» (1824 г.) начинается усиленное внедрение российской административной системы сначала в Среднем, а затем в Младшем жузах.

Поскольку к началу XIX в. Казахстан подчинялся России только номинально, да и то не целиком, ибо часть его входила в сферу влияния Коканда и Китая, первое, с чего начал царизм, была ликвидация остатков политической независимости казахов. Значительные ограничения ханской власти предпринимались еще в первой половине XVIII в.: в многочисленных царских грамотах, клятвах казахских ханов уазывалось, что они лишаются права на самостоятельное ведение внешних всношений, но это условие не всегда выполнялось, хотя царское правительство ревностно следило за этим.

Формально сохранение ханской власти в Казахстане царизму было выгодно. До тех пор, пока ханская власть в какой-то мере могла быть полезна царизму и пользовалась определенным авторитетом и поддержкой среди представителей родовой знати, она сохранялась при неусыпном надзоре за ней царской администрации.

В 20-х гг. XIX в. царизма приступил к окончательной ликвидации ханской власти в Казахстане. Таким образом, начинается новый этап в политике царской России в Казахстане, который можно охарактеризовать как начало постепенного превращения Казахстана в сырьевой придаток Российской империи.

К началу 20-х гг. XIX в. на территории Среднего жуза сложилась благоприятная обстановка для преполагаемой реорганизации управления. Ханская власть переживала острый кризис, почти не функционировали старые институты политического строя Казахстана, кроме того, к этому времени скончался последний хан Среднего жуза Вали.

К февралю 1821 г. проекты реформ были готовы. Их неоднократно рассматривали на заседании специально созданного Сибирского комитета. В январе 1822 г. проект Устава был рассмотрен Александром I и лишь в июне 1822 г. они были утверждены в качестве законодательных актов.

Какие вопросы регламентировались Уставами, как изменилось административно-территориальное деление и система управления в Среднем жузе, какие права имели казахи и др. вопросы можно проследить по тексту Устава о сибирских киргизах, извлечения из которого представлены в документе № 2.

Документ № 2

Устав о сибирских киргизах 22

июня 1822 г

Введение

§ 1. Сибирские киргизы принадлежат к сословию кочевых инородцев и имеют с ними равные права. Почему прилагаются к ним с точностью следующие статьи общего Устава о инородцах:

1. О правах кочевых инородцев (часть первая глава V) выключая: участия в общих по области повинностях и содержания степного управления.

2. О инородцах почетных (часть первая глава VII).

3. О законах и обычаях (часть первая глава VIII).

4. Общие основания наказа по управлению инородными (часть третья глава I).

§ 2. Страна сибирских киргизов составляет внешние округи Омской области. Посему главные основания к устройству их управления изображены во второй части общего Учреждения об управлении Сибири.

§ 3. Сей особенный Устав о киргизах содержит: во-первых, подробное изложение обязанностей их управления; во-вторых, особенные постановления о киргизах, по различию их с другими инородцами; в-третьих, порядок введения сего Устава в действие.

Глава I. Разделение

§ 4. Сообразно с настоящим состоянием залинейных киргизов, кочевья их разделяются на волости, волости же - на аулы, кои сохраняют нынешние их наименования.

§ 5. В ауле вообще полагается от 50 до 70 кибиток, а в волости - от 10 до 12 аулов.

§ 6. Для удобнейшего управления волостями соединяются оныя в округи.

§ 7. Округ содержит вообще от 15 до 20 волостей.

§ 8. Округи преимущественно составляются из тех волостей, кои, считаясь в одном роде или поколении, обыкли уже быть совокупно, и из волостей, им соседственных.

§ 9. Каждый округ имеет определенные надлежащим разграничением земли, и жители другого округа не переходят на оныя без точного позволения местного начальства.

§ 10. Разграничение сие произвесть посредством офицеров квартирмейстерской части, при линейном начальстве положенных.

§ 11. Составленные таким образом округи по положению своему суть: или пограничные, или близ-линейные.

§ 12. Пограничные округи суть те, которые имеют соприкосновение с землями, от России независящими. Постановляется правилом, чтоб число сих округов было, сколько возможно, менее.

§ 13. Близ-линейные округи суть те, кои прилегают к настоящим сибирским линиям. Постановляется правилом, чтоб число сих округов было, сколько возможно, более.

§ 14. Каждый округ, кроме наименования по положению своему, носит еще собственное название по имени знатнейшего урочища на занимаемых оным землях.

Глава II. Управление

Отделение I. Состав управления

§ 15. Аулы управляются старшинами.

§ 16. Волости управляются султанами.

§ 17. Для судных разбирательств в аулах и волостях нынешние почетные киргизы, называемые биями, удерживают свое значение и название.

§ 18. Для управления целым округом избирают волости старшего султана.

§ 19. В каждом округе учреждается окружный приказ.

§ 20. В приказе, под председательством старшего султана, присутствуют: два российские заседатели, определяемые областным начальником, и два заседателя из почетных киргизов по выбору.

§ 21. Окружный приказ имеет свою канцелярию, переводчиков и толмачей по штату.

§ 22. Окружный приказ имеет полицейскую и судную власть.

§ 23. Внутреннюю стражу в округе составляет команда линейных казаков, на местопребывание приказа командированных, и, буде возможно, постоянно там водворенных.

§ 24. В случае надобности, часть сей стражи в потребном числе людей отделяется и в волости. Казаки сии, находясь в округах, пребывают в зависимости приказа.

Отделение II. По волостному управлению

1. О султанах

§ 96. Султан управляет вверенной ему волостию на праве волостного головы.

§ 97. Суд и расправа от него не зависят.

§ 98. Каждый султан имеет при себе помощником, по своему назначению, сына или ближайшего родственника.

§ 99. Для производства дел султан имеет письмоводителя, знающего русский и татарский языки.

§ 100. Все сведения, потребные окружному приказу, непосредственно доставляются от султанов, и потому должны они собирать оныя лично по своему ведомству.

§ 101. Приказ вообще действует чрез султанов, и потому они приемлют к действительному исполнению все его повеления.

§ 102. Султаны мимо своего приказа не производят никаких письменных сношений, исключая жалоб, на самый приказ приносимых.

§ 103. Старшинами в аулах султаны распоряжают словесно и не посылают к ним никаких бумаг, кроме всенародных объявлений, если таковые получены будут от приказа.

§ 104. Султаны исполняют судебные приговоры.

§ 105. На личную султанов ответственность возлагается исполнение всех предписанных правил, охранение общей и частной безопасности и вообще спокойствие и тишина в волостях.

§ 106. Известясь о вредном где-либо покушении, султаны немедленно извещают приказ и требуют его пособий; но запрещается им мстить или делать поиски прямо чрез подведомственных им киргизов.

§ 107. Султан не распространяет своей власти ни в какой волости, вверенной другому султану, хотя бы сей последний и искал его содействия по поводу старшинства в роде. Оба они во всех случаях прибегают к окружному приказу.

§ 108. Проступок против вышеозначенного правила считать наравне с самоуправством.

Глава V. Наказ судебный

§ 205. Все судныя дела киргизов разделяются на три рода: а) уголовныя, б) исковыя и в) по жалобам на Управление.

§ 206. Уголовными делами относительно к киргизам почи-кпь только:

I) государственную измену; 2) убийства; 3) грабеж и баранту; 4) явное неповиновение установленной власти.

§ 207. Все прочие дела, даже и самая кража, доколе нравы их образованием не изменятся, почитаются исковыми.

Глава IX. Особенные права и обычаи киргизов

§ 268. Каждый киргиз, будучи российским подданным, имеет ионную свободу, по дозволению общества и местного своего местного отлучаться для собственных своих нужд, промыслов и работы куда пожелает, на общих правилах и на праве, всем сибирским кочевым инородцам предоставленном.

§ 269. Равномерно и каждый другой российский подданный имеет право отлучаться в киргизскую степь, как бы в соседственную губернию, с узаконенным паспортом, но не иначе, как чрез таможню.

§ 270. Каждый киргиз может переходить в другое государственное сословие, селиться внутри империи, вступать в службу и записываться в гильдии, где пожелает, на общих правилах.

§ 271. Находясь внутри империи временно по увольнению, зависят киргизы от местного начальства; вступая же в другое сословие, подвергаются всем его обязанностям.

§ 272. Вступая в сословие, обязанное платежом податей, пользуются киргизы пятилетнею льготою и свободою от рекрутства.

§ 273. В волостях, образованных по сему уставу, сила и действие указа 1808 года о приобретении киргизов в частное владение прекращается.

§ 274. Султаны над подведомственными им киргизами не имеют права ни владетеля, ни помещика, но суть только волостные правители, от высшего начальства с согласия народа постановленные.

§ 275. Посему всякой киргиз от притеснений султана имеет право просить у ближайшего начальства защиты.

§ 276. Всякой киргиз может иметь недвижимую собственность.

§ 277. Невольники, ныне находящиеся у киргизов, остаются при их владетелях с правом продажи, передачи и наследственного владения; но строго запрещается вновь приобретение в неволю природных киргизов.

§ 278. Число сих невольников и самая их принадлежность, должны быть известны окружному приказу, и все передачи производить с его ведома.

§ 279. Султаны составляют высшее и почетнейшее между киргизами сословие и освобождаются от телесных наказаний.

§ 280. Поелику настоящим установлением доставляется киргизам полная свобода в сношениях с высшим российским правительством, то посылка от них особых депутаций становится ненужною.

§ 281. По дабы не были лишены они способов лично уверяться в расположении к ним верховной власти, позволяется султанам целаго округа совокупно отправлять депутации в С-Петербург, но не иначе как на счет тех самых округов и по желанию народа.

§ 282. В таковом случае, местное главное управление может позволять сии депутации и отряжает со своей стороны пристава.

§ 283. На счет казны депутации приемлются тогда только, когда само высшее правительство потребует оных.

Полное Собрание ЗаконовРоссийской Иимперии (ПСЗ РИ),

т. XXXVIII, № 29127.

Документ № 3

Заключение Совета Омского областного

управления по поводу письма султана

Аблайханова от 24 июня 1825 г.

9 октября 1825 г.

На подлинном написано: «Согласен». За отсутствием управляющего областию председатель областного правления полковник Григоровский, 12 октября 1825 г.

Г. генерал-губернатор Западной Сибири, препроводив донесение киргизского султана Касыма Аблайханова, полученное г. Оренбургским военным губернатором, о существующих в Средней киргизской орде судебных местах, предписал рассмотреть желание того султана; а в донесении на имя генерала Эссе-на Аблайханов изъясняет, что генерал Капцевич, учредив при юре Кокчетаве присутственные места, принуждает султанов и старшин иметь в оных заседания с немалым при том притеснением, хотя султаны и старшины вовсе на то не соглашаются и не одобряют учреждения тех судебных мест, ибо из приверженных хану Аблаю ордынцев никто не просил, и государю императору представлено не справедливо, а при том и посылаемые от них о том просьбы на высочайшее имя чрез сибирскую сторону не припускаются, почему и просит позволить производить им жизнь, какую при хане Аблае проводили, и присутственные места уничтожить в Киргизской степи. Из дела об открытии Кокчетавского округа явствует.

I е. Г. генерал-губернатор Западной Сибири, предположив на основании Устава о сибирских киргизах, высочайше утвержденного в 22 день июля 1822 года открыть в кочевьях, принадлежащих семейству умершего хана Валия, внешний округ, приглашал в город Петропавловск наследника сего хана султана Габайдуллу Валиева, искавшего и напредь сего с подвластными ему киргизам к защиты от России, и предложил для прочтения статьи упомянутого Устава, переведенные на татарский язык. Султан по знанию грамоты сей вникал в сущность сего нового закона и после личного с его высокопревосходительством объяснения в присутствии почетных старшин сделав отзыв, что он все изложенное в тех статьях почитает полезным для народа ему подведомственного и приемлет не инако, как попечением Высшего правительства о благе народа киргиз-кайсацкого, и что есть ли бы возникли между людьми не благонамеренными какие-либо противные толки, то они не могут иметь никакого действия на умы других, хотя несколько познающих собственную пользу.

2-е. По таковым отзыв и командирован вслед затем в кочевья помянутого султана г. полковник Григоровский, который, находясь на пути, встречен письмом от Габайдуллина с просьбой о скорейшем установлении в степи даруемого киргизскому народу покровительства и законного судилища.

3-е. Согласно сей просьбы г. полковник Григоровский торжественно открыл 29 апреля прошедшего 1824 года в кочевьях бывшего хана Валия внешний округ с приказом, названный по имени урочища Кокчетавским, и султан Габайдулла при многочисленном стечении народа избран с согласия онаго старшим султаном, или председателем приказа, и принял вместе с заседателями от киргиз чрез муллу по магометанскому закону присягу на верноподданство и верность службы, а затем таковая же присяга принята на подданство и всеми бывшими при тех выборах султанами, биями, старшинами и киргизами.

4-е. Султан Касым Аблайханов не был принуждаем к заседанию и окружном приказе и никогда в состав онаго не входил, а известно, что он кочует с Атыгайскою волостию в 300 верстах от Кокчетавского приказа.

Совет областного управления по рассмотрении сего находит просьбу султана Касыма Аблайханова, как не состоящего в управлении округа, не заслуживающего никакого уважения, и потому полагает оставить оную без всякого движения. О чем и донести г. генерал-губернатору. Подлинное подписали: члены областного Совета и скрепил начальник отделения И. Сумин. Верно: столоначальник (подпись).

ЦГА РК. Ф. 338. Оn. 1. Д. 336. Лл. 16-19.