Основные закономерности взаимодействия в системе «общество-природа».


Проблемы социальной экологии нельзя изучать с помощью одного лишь сбора и описания явлений и факторов. Необходимо дать их объяснение через установление связей между элементами в отдельных явлениях и через взаимосвязь явлений. Другими сло­вами, социальная экология как наука должна устанавливать научные законы, свидетельства об объективно имеющихся необходимых и существенных связях между явлениями, признаками которых яв­ляются общий характер, постоянство и возможность их предвиде­ния. При установлении научных законов социальной экологии надо таким образом формулировать основные закономерности взаимо­действия элементов в системе «общество – природа», чтобы это позволило установить модель оптимального взаимодействия эле­ментов в этой системе. При таком подходе социальная экология будет отвечать всем требованиям, предъявляемым к науке, теоре­тическое осмысление предмета которой еще осуществляется, и на основе этого осмысления предлагается решение экологических проблем и в глобальном, и в локальном плане.

Возни­кает вопрос, обладают ли имеющиеся в настоящее время эмпири­ческие знания о системе «природа общество – человек» необ­ходимым качеством и достаточно ли их для того, чтобы они могли представлять собой реальную «критическую массу», необходимую для формулирования научных законов с позиций определения предмета социальной экологии. Ответить на этот вопрос тем более важно, что в социальной экологии формулировки, связанные с отношениями «общество – природа», основываются на эмпири­ческом материале (фактах) других, прежде всего естественных, наук.

Уже сделанные усилия и попытки сформулировать определения законов социальной экологии свидетельствуют о комплексности их установления и о фактах, имеющих для них ограничительный характер, на что мы и указывали. Так, например, еще до опреде­ления законов (возможных) социальной экологии обычно называ­ют общие законы системы «человек природа» и только после этого подходят к формулированию законов социальной экологии, которые по отношению к «общим» законам имеют характер част­ных. Так поступает, например, Н.Ф. Реймерс, который на основе частных законов, установленных такими учеными, как Б. Коммонер, П. Данеро, А. Тюрго и Т. Мальтус, указывает на десять зако­нов системы «человек природа». Эти законы в соответствии с тем, как он их систематизировал и привел, следующие: правило исторического развития производства за счет последовательного омоложения экосистем; закон бумеранга, или обратной связи вза­имодействия человека и биосферы; закон незаменяемости биосфе­ры; закон обновляемости биосферы; закон необратимости взаимо­действия человека и биосферы; правило меры (степени возмож­ностей) природных систем; принцип естественности; закон умень­шения отдачи (природы); правило демографической (технико-со­циально-экономической) насыщенности и правило ускоренного исторического развития.

Правило исторического развития производства за счет последовательного омоложения экосистем. Биологически человек на доисторической фазе развития уже отличался от всех других соразмерных млекопитающих исключительной подвижностью, как правило проходя в сутки по меньшей мере вдвое большее расстояние, чем они. Люди жили в условиях энергетической недостаточности, охраняли вынужденно огромную кормовую территорию, в пределах которой постоянно или периодически кочевали. При этом однако они весьма долгое время оставались в рамках очень скромного энергетического лимита.

Переход к пастбищно-кочевому скотоводству и подсечно-огневому земледелию привел к удвоению энергозатрат и в варианте замены собирательства кочевым скотоводством малой экономией площадей, тогда как подсечно-огневое земледелие территориально эффективней на 2-3 порядка. Это позволило снизить подвижность человека, что в свою очередь создало предпосылки для формирования общества со свойственным ему разделением функций, культурной специализацией. Но этот процесс должен был иметь адекватный ответ в природных механизмах. Уже на фазе примитивного охотничьего промысла выработались приемы выжигания угодий для более быстрого роста трав и потому привлечения животных (биотехническая революция). Сукцессионно зрелые экосистемы, изначально бывшие основой для собирательства, постепенно исчезали и их сменяли производные ценозы. Последние продуктивнее климаксовых, но имеют совершенно иные экологические характеристики.

Следующий этап исторического развития человечества и его взаимоотношений с природой характеризуется резким снижением потребности в земле для прокормления одного человека, но новым удвоением энергозатрат и дальнейшим сукцессионным омоложением экосистем. К тому же многовидовые ценозы все в большей степени сменяются пастбищными олигокультурами и земледельческими монокультурами. Агросистемы теряют свойство стабильности и устойчивости, то же происходит с домашними животными и культурными растениями. Природная среда постепенно вытесняется квазиприродными образованиями (см. лекцию 4). Современным историческим финалом является переход на эксплуатацию предельно омоложенных экосистем и даже от естественного к искусственному плодородию почв. Экосистемные методы допинга с помощью сукцессионного омоложения были исчерпаны. Это привело к резкому скачку энергозатрат, увеличившихся в 5-50 (в среднем около 20) раз. Рост биологической продуктивности за счет омоложения природных систем закончился. Если человечество в течение длительного времени пользовалось результатами действия правила исторического роста продукции за счет сукцессионного омоложения экосистем, то теперь этот путь интенсификации закрыт.

Ход исторических изменений связей между природой и человеком приводил к одновременным переменам в природе и в формах хозяйства. Очевидно, формы хозяйства менялись вследствие тех затруднений, которые проистекали от перемен в природе. В свою очередь перемены в хозяйстве вызывали цепные реакции в природе. Эта постоянная обратная связь получила название закона бумеранга, или закона обратной связи взаимодействия человек – биосфера П. Дансеро (1957), иначе четвертого закона Б. Коммонера (1974): «ничто не дается даром». Среднее из перечисленных названий этого закона касается главным образом локальных процессов, два крайних глобальных. По Б. Коммонеру, «...глобальная экосистема представляет собой единое целое, в рамках которого ничего не может быть выиграно или потеряно и которое не может являться объектом всеобщего улучшения: все, что было извлечено из нее человеческим трудом, должно быть возвращено. Платежа по этому векселю нельзя избежать; он может быть только отсрочен».

Неизбежность платежей подчеркивается также законом незаменимости биосферы. Его так или иначе формулировали многие авторы, начиная с В.И. Вернадского, а до него в менее четкой форме – Д.П. Марша и Э. Реклю. Приведем категоричные формулировки В.Г. Горшкова: «Нет никаких оснований для надежд на построение искусственных сообществ, обеспечивающих стабилизацию окружающей среды с той же степенью точности, что и естественные сообщества. Поэтому сокращение естественной биоты в объеме, превышающем пороговое значение, лишает устойчивости окружающую среду, которая не может быть восстановлена за счет создания очистных сооружений и перехода к безотходному производству... Биосфера... представляет собой единственную систему, обеспечивающую устойчивость среды обитания при любых возникающих возмущениях... Необходимо сохранить естественную природу на большей части поверхности Земли, а не в генных банках и ничтожных по своей площади резерватах, заповедниках и зоопарках».

Незаменимая биосфера до поры до времени работала в рамках принципа Ле Шателье – Брауна, что для этой фазы эволюции сформулировано в виде закона обратимости биосферы П. Дансеро (1957): биосфера стремится к восстановлению экологического равновесия тем сильнее, чем больше давление на нее: это стремление продолжается до достижения экосистемами климаксовых фаз развития. Фактически это повторение закона стремления к климаксу в приложении к взаимоотношениям типа природа – человек. Однако П. Дансеро тогда же сформулировал закон необратимости взаимодействия человек – биосфера: возобновимые природные ресурсы делаются невозобновимыми в случае глубокого изменения среды, значительной переэксплуатации, доходящей до поголовного уничтожения или крайнего истощения, а потому превышения возможностей их восстановления. Именно такова фаза развития системы взаимоотношений человек природа в наши дни. Современная цивилизация и культура не обеспечивают стабильных условий существования на Земле ни жизни, ни человека как ее части.

Эта констатация требует формулировки правила меры преобразования природных систем: в ходе эксплуатации природных систем нельзя переходить некоторые пределы, позволяющие этим системам сохранять свойство самоподдержания (самоорганизации и саморегуляции). Например, черноземы, возникшие в результате зонального биогеоценотического процесса в лугостепях и лесостепях, после их распашки зонально поддерживаются, но постепенно деградируют, сохраняя при этом тенденцию к восстановлению лишь при создании естественных условий их образования.

Технические системы воздействия в конечном итоге (в длительном интервале времени) всегда менее хозяйственно эффективны, чем направляемые естественные. Со временем эколого-социально-экономическая эффективность технических устройств, обеспечивающих «жесткое» управление природными системами и процессами, снижается, а экономические (материальные, трудовые, денежные) расходы на их поддержание возрастают (принцип естественности, или правило старого автомобиля). Кажется, достаточно понятно, что дряхлеющие технические устройства в конечном счете становятся нерентабельными и их необходимо заменять. В то же самое время самовозобновляющиеся и саморазвивающиеся природные системы представляют из себя «вечный» двигатель, не требующий экономических вложений до тех пор, пока степень давления на них не превышает их возможностей к восстановлению.

В силу того, что антропогенное преобразование природных систем имеет достаточно четкие ограничения, выявляются некоторые более частные закономерности. Первое из этих обобщений – закон убывающей отдачи А. Тюрго Т. Мальтуса. В современной трактовке его формулировка должна быть следующей: повышение удельного вложения энергии в агросистему не дает адекватного пропорционального увеличения ее продуктивности (урожайности). Длительные споры вокруг этого закона окончились тем, что он стал азбучной истиной сельскохозяйственной экологии. Падение энергетической эффективности сельскохозяйственного производства общеизвестно.

Среднее соотношение вложения энергии и энергии урожая в сельском хозяйстве США в 1910 г. составляло 1:1, а с 70-х гг. ХХ в. оно подошло к 10:1. Это явление связано с заменой ручного труда механическим, а естественного плодородия почв – искусственным.

Обратные связи изложенных выше закона бумеранга и правила меры преобразования природных систем дают природную подоснову закона, или правила демографического насыщения: в глобальной или регионально изолированной совокупности количество народонаселения всегда соответствует максимальной возможности поддержания его жизнедеятельности, включая все аспекты сложившихся потребностей человека. Человечество создает давление на среду не столько биологически, сколько техногенно. Вместо демографического насыщения как такового возникает насыщение разрушительной техникой, поэтому правило может быть названо принципом технико-социально-экономического насыщения.

Чем стремительнее под воздействием антропогенных причин изменяется среда обитания человека и условия ведения им хозяйства, тем скорее по принципу обратной связи происходит перемена в социально-экологических свойствах человека, экономическом и техническом развитии общества (правила ускорения исторического развития). Поскольку производительные силы общества опосредуют связь между природой и обществом, (при этом человек входит как в первую, так и во второе), а антропогенные воздействия являются движущей силой в действии закона ускорения эволюции и быстро меняют среду развития самого общества, трехчленная система «природа – производительные силы – производственные отношения» развивается с тенденцией к самоускорению процессов. В ответ на ухудшающиеся показатели среды жизни возникают механизмы, стремящиеся ее улучшить (смена поколений техники, ресурсосберегающее наукоемкое производство, демографическое регулирование).

Большое внимание формулированию законов социальной эко­логии уделил В.Д. Комаров в своих книгах «Что такое социальная экология» (1978) и «Социальная экология – философские ас­пекты» (1990). Он понимает (и формулирует) законы социаль­ной экологии как стабильные периодичные связи между общест­венными и природными явлениями, которые имеют относительно статичный характер и проявляются в отношениях природно-соци­ального континуума. В.Д. Комаров выделяет и ряд состояний, которые он понимает и рассматривает как природные законы, основанные на законах общественного развития. Под такими состояниями он понимает: ведущую роль общественной системы в определении характера использования природных ресурсов, непрерывное про­изводственное овладение формами движения материи, опти­мальную скоординированность состояний природной среды с характером и темпом развития производства, естественнонауч­ное расширение ойкумены и «волнообразный» прогресс ноосфе­ры. Сформулированные В.Д. Комаровым законы социальной эколо­гии являются показателем и ее развития, и общественного кон­текста того времени, когда они были сформулированы. Позже было указано как на их противоречивость, так и на неприемле­мость, особенно в отношении того, что и социалистическая, и частнособственническая общественные системы более или менее в состоянии поддерживать экологическое равновесие, по­тому что, как отмечалось, общественно-политическое устройст­во не влияет на использование природных ресурсов в такой степени, как развитие производительных сил и экологическое сознание определенного общества.

Пять законов социальной экологии сформулировал Н.Ф. Реймерс: правило социально-экологического равновесия; принцип культурного управления развитием; пра­вило социально-экологической замены; закон исторической (социально-экологической) необратимости и закон ноосферы В.И. Вернадского. Первый закон (правило) содержит мысль, что общество развивается тогда и настолько, насколько сохраняется равновесие между его «давлением» на среду и возможностью восстановления этой среды естественным или искусственным путем. Второй закон (принцип) культурного управления разви­тием говорит об ограниченности экономического развития эко­логическими рамками и указывает на необходимость управлять развитием с учетом глубоких процессов взаимодействия, проис­ходящих между обществом, природой и человеком и теми обще­ственными группами, в которых человек живет. Третий закон (правило) содержит мысль о необходимости понимания возмож­ного изменения социально-экологических потребностей челове­ка разными способами, которые обусловлены специфическими характерными особенностями природной среды и которые на нее влияют. Четвертый закон содержит мысль об исторической необратимости процесса развития общества. В качестве пятого закона приведен закон В.И. Вернадского, в соответствии с которым биосфера неизбежно переходит в ноосферу, т.е. в такую сферу, в которой человеческий разум играет преобладающую роль в развитии системы «человек – природа». Тем самым хаотическое саморазвитие природы в процессе естественной саморегуляции заменяется разумной стратегией, которая основывается на прин­ципах прогнозирования и планового регулирования процессом развития природы.

В настоящее время, исходя из определения предмета социальной экологии, понимая ее как отрасль социологии (которая изучает специфические связи между человеком и его окружающей средой), и из понятийного определения научных законов сформулированы десять основных законов социальной экологии. Эти законы таковы:

· Человек как природно-общественное существо живет в при­роде, созданной таким способом, который не мог бы быть резуль­татом человеческого сознания. В природе все формы органическо­го и неорганического мира составляют нерушимое единство, и человек – часть этого единства.

· Жизненная среда человека состоит из ранее заданных при­родных условий и обстоятельств, возникших помимо человеческой деятельности, а также из условий и обстоятельств, созданных че­ловеческой деятельностью.

· Возможности развития социотехнических систем, которые возникают как результат человеческой способности осмысления и творчества, неограниченны, природные же ресурсы ограниченны, а некоторые из них и невосполнимы.

· Использование природы человеком ограничено необходимос­тью поддерживать экологическое равновесие в данном пространстве и времени, а экологические проблемы возникают из-за отсутствия гармонии между биосферой, техносферой и социосферой.

· Быстрое и всеобъемлющее технологическое развитие сопро­вождается ростом возможностей нарушения экологического равно­весия, а природа сама не может освобождаться от его отрицательного воздействия с помощью саморегуляции, для этого необходимы дей­ствия общества по сохранению и защите природной среды.

· Существует взаимосвязь между состоянием экосистемы че­ловека, концепцией и целями общественного развития и качеством жизни человеческих сообществ и человека.

· Экологические проблемы имеют глобальный характер, все об­щества, представляющие собой составные части человечества в целом, существующего на Земле, стоят перед лицом опасности, вы­званной нарушением экологического равновесия, поэтому покоре­ние и освоение человеком природы как в локальном, так и в глобаль­ном плане должны соответствовать экологическим возможностям.

· Для преодоления неразумного освоения природы (которое становится все сильнее с развитием производительных сил чело­века) необходимо развивать экологическое сознание и понимание того, что пренебрежение экологическими закономерностями жизни природы ведет к разрушению биологической системы, от которой зависит жизнь человека на Земле.

· Между человеческой природной средой жизни и его трудовой средой существует связь, которая проявляется через возможность нарушения экологического равновесия и которую следует поддер­живать выработкой концепции системы защиты как природной, так и трудовой среды.

· Существует связь между концепцией защиты жизненной среды человека в отдельных обществах и их общественно-эконо­мическими системами, и не только ими, но и системами ценности и культурно-духовным развитием.

Данные законы сформулированы с позиций социальной экологии как частной отрасли социологии, которая изучает спе­цифические связи между человеком и его жизненной средой с позиций и его выживания как природно-общественного суще­ства, и отношения общества в его институциональных и неин­ституциональных формах организации к анализу и решению экологических проблем.