ЭТНОЛОГИЯ КАК НАУКА


Объект и предмет этнографии.

Изучением народов мира занимается наука, которая в отечественной традиции получила название «этнография». Это название, как и названия многих других наук, пришло из древнегреческого языка и состоит из двух частей: eRVonq— народ и wfarg— пишу. Однако наука, изучающая феномен этничности, т.е. отнесения группы людей к определенному этносу, в разных странах имеет и разные традиции обозначения. Так, во Франции и ряде других стран она получила название «этнология» от древнегреческого logos— слово, в значении «наука», «знание». В Германии, Австрии и странах Скандинавии исторически было принято двойное название для этой науки Völkerkunde— изучение «первобытных» народов и Volkskunde — изучение «развитых» народов и, прежде всего, своего собственного. В славянских странах понятию этнография соответствуют его кальки на родных языках — народоука (болг.), narodopis (чешск.), ludoznawstvo (польск.) и др. В Великобритании и ряде стран, в первую очередь Британского содружества, она стала называться «социальная антропология», в США и других странах Американского континента — «культурная антропология». [1]

С середины XIX века возникает тенденция противопоставлять этнологию как науку о народах и антропологию как науку о человеке. Проявлением этого было, например, возникновение в Германии в 1869 г. «Общества антропологии, этнологии и предыстории», в Италии – «Итальянского общества антропологии и этнологии» в 1871 г. Наряду с этим, со второй половины XIX века сложилась иная традиция рассматривать этнологию в качестве составной части социальной антропологии. В наше время вместо этнологии в зарубежной науке больше употребляется «социальная антропология» и в отдельных случаях – «культурная антропология».[2]

Названию «социальная/культурная антропология» наука о народах обязана тенденциям, характерным для европейской науки первой половины — середины XIX в. В это время комплексным, всесторонним изучением человека, историей его развития как физического и социального, начинает заниматься наука антропология, состоящая из трех разделов, соответствующих разным видам источников. Один - физическая антропология - посвящается биологическому развитию человека от ранних гоминид до Homo sapiens, в том числе и современным различиям его групп в этом отношении, другой - археология - развитию культуры на основе изучения материальных остатков его деятельности, третий - культурная/социальная антропология, или этнология/этнография — изучает «живое» прошлое человека по сохранившимся «примитивным» народам. Со временем именно третья составляющая стала доминировать в обществоведении, причем ее сфера расширилась и на изучение развитых народов и их культур. [3]

В российской науке сложилась традиция понимания этнографии и этнологии как синонимов. Преимущественное распространение в России с конца XIX века получило понятие «этнография», в которое в равной мере включались как описательный, так и теоретический уровень исследования. В наши дни в научной среде часто встречается параллельное употребление терминов «антропология» и «этнография».

Этнология – наука о происхождении и этнической истории народов, формировании специфических особенностей их культуры и быта. Объектом исследования этнологии является этнос, предметом – все сферы, которые связаны с явлением этничности. Это такие аспекты этнологического познания, как происхождение и история этносов земного шара, их численность и расселение, внешний облик представителей, языковая и религиозная принадлежность; особенности традиционных форм культуры - хозяйство, материальная культура; социальные институты, нормы поведения, духовная культура: родильная, свадебная, поминально-погребальная обрядность, календарные обряды, верования и представления. Важные аспекты этнологического изучения - особенности этнической ментальности (национальный характер), специфика межэтнических отношений, формы этничности, виды этнических процессов.

Этимология понятия «этнос» связана с древнегреческим языком, где это слово имело несколько значений: народ, племя, группа людей, иноземное племя, язычники, род. Примерно в VI-V вв.до н.э. основным значением этого слова становится «племя, народ негреческого происхождения». Впоследствии от этого термина образуется прилагательное «этнический». Вплоть до конца XVIII в. употребление понятия «этнос» было очень ограниченным. И лишь в XIX в. этот термин стал применяться в научной литературе в значении «народ». Во многом это является заслугой известного немецкого этнолога А. Бастиана, который рассматривал понятия «народный» и «этнический» как синонимы, а под понятием «этнический» подразумевал культурно-специфический облик народа.

В 20-е гг. ХХ в. русский этнограф С.М. Широкогоров рассматривал этнос как группу людей, говорящих на одном языке, признающих свое единое происхождение, обладающих комплексов обычаев, укладом жизни и освященных традицией и отличающих его от таковых других групп. По мнению С.А. Токарева этническая общность есть такая общность людей, которая основывается на одном или нескольких из следующих видов социальной связи: общности происхождения, территории, языка, государственной принадлежности, экономических связей, культурного уклада, религии (если таковая имеется). К концу 70-х гг. ХХ в. в советской науке определились два значения этого термина. Первое из них принадлежало академику Ю.В. Бромлею, который определял этнос как исторически сложившуюся на территории устойчивую многопоколенную совокупность людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированным в самоназвании (этнониме).

Наряду с этим, широкое распространение получило понимание термина «этнос», которое развивал Л.Н. Гумилев. Рассматривая этнос как явление географическое, природное, а не социальное, он считал, что этнос представляет собой тот или иной коллектив людей (динамическая система), противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам («мы» и «не мы»), имеющий свою особую внутреннюю структуру и оригинальный стереотип поведения. Основными признаками этноса он считает психологические характеристики: самосознание (или идентичность) и стереотип поведения, понимаемый им как форма отношений между группой и индивидом, а также взаимоотношения между индивидами в группе. [4]

В современной российской этнологической науке этнос рассматривается как социальная группа, сложившаяся в ходе исторического развития общества. Члены данной группы имеют общую страну происхождения и осознают себя как носители общей культуры.

Характерная черта этносов – их значительная устойчивость. Каждый этнос обладает определенным внутренним единством, а также специфическими чертами, отличающими его от всех образований того же типа. Значительную роль при этом играет самосознание людей, составляющих отдельный этнос, которое принято называть этническим. Это, прежде всего, общие черты и отличительные особенности, проявляющиеся в различных сферах образа жизни членов этноса. Одну из важнейших среди этих сфер представляет язык. Он служит главным средством общения лиц, входящих в соответствующий этнос, и вместе с тем обычно отграничивает их от представителей всех, или, по крайней мере, большинства других этносов. Наряду с языком первостепенная роль в функционировании этносов принадлежит культуре. В первую очередь это касается тех ее компонентов, которые имеют традиционный, массовый характер, проявляясь в повседневном быту. Культурное единство членов этноса неразрывно связано с некоторыми особенностями их психики. Эти особенности в своей совокупности составляют так называемый этнический (национальный) характер.

Непременным свойством этноса является этническое самосознание – осознание членами этноса своей принадлежности к нему, связанное с отграничением от других этносов и проявляющееся, прежде всего, в употреблении общего самоназвания (этнонима). Важный компонент этнического самосознания – представление об общности происхождения.

Для этнических общностей характерна не только преемственность, но и изменения во времени. Такого рода изменения принято называть этническими процессами. Процессы, которые ведут, в конечном счете, к изменению этнического самосознания у людей, входящих в данный этнос, этнотрансформационными, поскольку они связаны с переходом из одного этнического состояния в другое. Вторую разновидность представляют этноэволюционные процессы, выражающиеся в значительном изменении любого из основных параметров этноса, но не ведущие непосредственно к перемене этнического самосознания. При изучении этнических процессов принято различать два их основных вида: разделительные, когда прежде единый народ делится на несколько самостоятельных этносов или от него отделяются части, становящиеся самостоятельными этносами, и объединительные, когда этнически разнородные группы людей сливаются в единый этнос.

В настоящее время этнологическая наука включает несколько разделов:

- этническую антропологию (исследует вопросы этногенеза истории антропофизического происхождения народов);

- этническую социологию (изучает социальные аспекты развития и жизнедеятельности этнических групп, формы самоорганизации, типы и формы взаимодействия этнических групп);

- этническую психологию (рассматривает вопросы формирования этнических стереотипов, этнического самосознания и идентичности);

- экономическую этнологию (изучает проблемы хозяйственной и экономической деятельности этносов);

- этнодемографию (исследует демографические процессы существования этносов, динамику и численность возрастных и половых изменений этнических групп);

- этническую географию (ее предметом является изучение вопросов географического расселения народов, этнических территорий и этнических границ);

- этнопедагогику (исследование особенностей воспитательного и образовательного процессов у различных народов). [5]

Источники и методы этнологического исследования.

В современной этнологии для научного анализа используется самый разнообразный материал: исследования и описания ученых-этнографов, записки путешественников, фольклорные и художественные тексты, этносоциальные и этнопсихологические исследования, официальные документы, историческая и общественно-политическая литература и т.д. Кроме того, при возможности непосредственного контакта с представителями изучаемого этноса ценными становятся наблюдения за их реакциями на различные ситуации, логикой аргументов и рассуждений, используемых в спорах и беседах, способами объяснения различных явлений окружающего мира и собственного поведения и т.п.

Такие разнородные материалы предполагают различные методы своего получения и обработки.

В этнологическом исследовании можно выделить следующие основные разделы:

- этногенез и этническая история: дают возможность решить вопрос о происхождении самого этноса, изменениях этнических общностей;

- основные занятия и социальная организация отвечают на вопросы о характере производства этноса и особенностях, возникающих на его основе;

- материальная культура в своем традиционном воплощении – орудия труда, пища, поселения, одежда, украшения – отражает этнически-специфическое;

- сфера духовной культуры, выражающаяся в народных знаниях об окружающей природе и обществе в обрядах и обычаях, народном творчестве, в верованиях;

- изучение семьи и семейно-брачных отношений.

В этнологии сложился комплекс методов этнологических исследований, который включает в себя полевые исследования, изучение письменных источников, изучение устных преданий, описание археологических и антропологических материалов, анализ статистических источников (прежде всего материалов переписей населения).

Под письменными источниками в этнологии понимаются тексты разного вида и происхождения, которые созданы вне сферы профессиональной этнологии, но содержащие информацию, значимую для этнологического исследования. Особенно важны для этнографа нарративные (повествовательные) источники. Огромное количество сведений этнографического характера содержится в сочинениях путешественников, мореплавателей, торговцев, миссионеров, дипломатов, колониальных чиновников, военных, ученых и других лиц, посещавших и описывавших другие народы и культуры. К числу нарративных источников можно отнести и источники личного происхождения – дневники и воспоминания, которые зачастую содержат важную информацию как об этнической и социокультурной среде самого автора, так и о других культурах. При использовании этих материалов в этнологическом исследовании необходимо применять методы источниковедческой критики, разработанные в исторической науке. Необходимо собрать и учесть информацию об авторе, определить цели его нахождения в среде описываемой этнической группы, выяснить конкретные обстоятельства его контактов с представителями этой группы. Изучение письменных источников - один из важных методов этнологии, ценность которого связана с возможностью получения разнообразной и достоверной информации об изучаемых народах и культурах.

Для этнологии ценны и устные предания, также выражающие историческое сознание народа. Опыт этнологических исследований позволяет утверждать, что развитие исторического сознания может быть разным даже у соседних народов.

Для восстановления этнической истории и истории культуры в этнологии применяется метод изучения археологических материалов. Археологические материалы могут служить источником информации о происхождении того или иного народа, этнических компонентах, принявших участие в его сложении, о контактах с другими культурами и этническими группами. Также археологические материалы могут служить важным источником для исследования истории материальной, социальной и духовной культуры этнических групп в прошлом. В отличие от письменных источников и устных преданий археологические материалы самые надежные: они позволяют довольно точно определить время каких-то исторических событий или возраст предметов культуры. Высокая достоверность этого метода основывается на современных формах изучения и оценки археологических материалов. Например, с помощью термолюминисцентного метода можно установить возраст керамических изделий.

Важным методом этнологических исследований является сравнительное языкознание, суть которого — в сравнении определенных слов из разных языков, что может показать точные границы соотношения близких языков и степень их родства. Очень важен для этнографа лингвистический материал. Одним из результатов сотрудничества этнографов и лингвистов является особый жанр словарей – этнолингвистические словари, где культура представлена через язык, а языковые явления, в свою очередь, даны в культурном контексте. Лексический материал является важнейшим источником при изучении этнического менталитета – способа классификации и интерпретации этнической группой различных явлений природного и социального мира: животных, растений, водных течений, социальных и этнокультурных групп людей и т.д.

Особая категория источников этнологии – фольклорные источники. Полевое этнографическое исследование предполагает, как правило, фиксацию и фольклорного материала. Этнограф изучает фольклор в конкретном социокультурном аспекте, как часть тех хозяйственных, бытовых и обрядовых ситуаций, в которые включены те или иные фольклорные формы. Фольклорные тексты помогают в реконструкции обрядовой и ритуальной сторон культуры, религиозных представлений, верований и в целом – этнической картины мира того или иного народа. При использовании фольклорных источников надо иметь в виду специфику художественного отражения действительности. Не следует, в частности ожидать от фольклорных источников однозначной хронологической и территориальной привязки той реалии, о которой повествует произведение. Значительное количество фольклорных сюжетов легко заимствуются одной этнической группой от другой.

Большое значение в этнологии имеют статистические источники, особенно материалы демографической статистики, среди которых наиболее важными являются переписи населения, благодаря которым ученые получают этническую информацию по самому широкому кругу вопросов. Важной особенностью переписей является то, что при их проведении люди сами определяют свою этническую принадлежность по самосознанию. Ценность этой информации заключается не только в ее разнообразии, но и в ее систематизированном, упорядоченном характере. Первичные и обобщенные материалы переписи могут использоваться этнологом при изучении таких вопросов, как численность и структура семьи, особенности расселения, численность и размещение этнических и этноязыковых групп, межэтнические контакты, миграции. Структура хозяйственной деятельности, особенности материальной культуры и др. использование материалов переписей за разное время позволяет изучить эти процессы в динамике.

Становление этнологии как самостоятельной науки в значительной степени произошло благодаря непосредственному изучению жизни народов, или, как это принято называть у этнологов, полевым исследованиям. Полевое исследование, или этнографическую экспедицию, называют также «методом непосредственного наблюдения», имея в виду, что этнограф-исследователь вступает в прямое взаимодействие, общение с изучаемой культурой, сообществом и отдельными его представителями. «Метод непосредственного наблюдения» реализуется в таких формах, как интервью, наблюдение за жизнью изучаемого сообщества и участие в этой жизни самого исследователя. В ходе полевого исследования формируется этнографический источник в различных его формах – текстовой (письменный и устный источник), изобразительный (рисунки, планы, фото, видео и т.д.) и вещевой. Большое значение при оценке полевого источника имеет информация о конкретной полевой ситуации, в которой он был создан. Важно иметь информацию о типе экспедиционного исследования (стационарный, маршрутный и др.), его длительности и локализации, способах сбора материала, статусе этнографа, особенностях взаимодействия исследователя и изучаемого сообщества и отдельных его представителей.[6]

Ведущим методом сбора этнологических данных является метод непосредственного наблюдения – тщательного изучения и фиксации всего комплекса этнически своеобразных культуры и быта. Метод экспедиционного или стационарного исследования связан с длительным пребыванием и вживанием в исследуемую этническую среду. Причем срок стационарной работы должен быть не менее одного этнического года, который по своей продолжительности на два-три месяца превышает календарный. В этом отношении история этнологии особо отмечает выдающиеся заслуги американца Л. Моргана, длительное время прожившего среди ирокезов, и русского этнографа Н. Миклухо-Маклая, жившего несколько лет среди папуасов Новой Гвинеи. Н. Миклухо-Маклай в письме Русскому императорскому географическому обществу писал: «…. Расспросы у туземцев об их обычаях, главным образом вследствие недостаточного знакомства с их языком и многих других причин, мало помогают, приводят к ошибкам или к воображаемому разрешению вопросов. Единственный надежный путь – видеть все собственными глазами, а затем, отдавая себе отчет о виденном, надо быть настороже, чтобы полную картину обычая или обряда дало бы не воображение, а действительное наблюдение. Мне кажется даже полезным быть еще осторожнее: следует удержаться при описании виденного от всякого рода гипотез, объяснений и т.п…» [7]

Как правило, бо́льшую часть экспедиционного материала составляют данные, полученные от информантов в ходе бесед, опросов и интервью. Информанты, представители изучаемого сообщества, могут иметь различный индивидуальный опыт проживания в данной культуре и социуме. Пол, возраст, социальный и имущественный статус, индивидуальные характеристики, особенности биографии, установка по отношению к этнографу и его целям накладывают свой отпечаток на тот образ культуры и социума, который информант преподносит исследователю в ходе их взаимодействия. И сам этнограф для анализа и использования своего экспедиционного материала и другие исследователи, обращающиеся к этим материалам как этнографическому источнику, нуждаются в максимально полных и всесторонних сведениях об информантах. Это позволяет адекватно полученные от них сведения, правильно их оценить, увидеть информационные достоинства и недостатки.

Но неизбежной обратной стороной этого качества этнографических источников является ограниченность полученной информации достаточно узким пространством (как правило, относительно небольшим локусом – поселением или группой соседних поселений) и относительно небольшим временным диапазоном. Этнографы, осознавая эту «родовую» пространственно-временную ограниченность этнографических источников, разработали различные способы ее нивелирования и преодоления. Так, при наличии достаточных ресурсов может формироваться сеть исследовательских групп, работающая по единой методике в различных локусах крупного этнического массива. Такой метод, в частности, применили индийские антропологи в рамках масштабного проекта «People of India», осуществлявшегося в 1990-е гг. Несколько сотен исследователей изучали различные этнические, кастовые, племенные общности страны по единой программе. В результате в достаточно короткий срок был собран огромный и сопоставимый этнографический материал, охватывающий все регионы страны. Эффективным преодолением локальной ограниченности полевых этнографических материалов служит также сочетание в одном исследовании массовых анкетных методик с классическим этнографическим «вживанием», тщательными наблюдениями и опросами-беседами с информантами.

Разные методы сбора полевой информации и разные способы ее фиксации позволяют получить разные виды этнографических материалов. Наблюдения, текстовые записи интервью, описание различных сторон жизни изучаемого сообщества, выписки из местных документов фиксируются обычно в текстовых документах – полевых дневниках, тетрадях полевых записей. Это одна из традиционных и основных разновидностей полевого этнографического источника. В ХХ веке постепенно внедрялись методы аудиофиксации интервью с информантами и различных событий жизни изучаемого сообщества. Технология фиксации аудиоматериала эволюционировала от фонографа до цифровых устройств. [8]

Для исследователя важно уметь работать с источниками разного типа и вида. Чем больше будет привлечено, обработано и сопоставлено источников разного типа и происхождения, тем достовернее будут итоговые результаты исследования.

Документ №1

МЕТОДЫ НАБЛЮДЕНИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ПЛЕМЕНИ

Кто имел случай поставить себе задачею наблюдение первобытного племени при ограниченном знании языка, знает, как туго идешь вперед, если, критически относясь к каждому, так называемому «открытию», отбрасываешь весь хлам неполных, неточных и искаженных посторонним влиянием наблюдений!...

Расспросы туземцев об обычаях мало помогают, приводя к ошибкам или к воображаемому разрешению вопросов. Единственный путь – видеть все собственными глазами…

Несмотря на наилучшие отношения наши, я единственно мог рассчитывать на случай; чтобы видеть что-нибудь, я должен был случайно заставать туземцев на месте действия. Предупреждение, что приду, или приказ призвать меня, когда случится то и то, когда будут делать это или другое, были частично достаточны, чтобы повлиять на всю процедуру. Опытом я пришел к результату, что лучший образ действия с моей стороны, чтобы узнать и видеть что-нибудь неискаженное из обычаев туземцев, состоит в том, что я принимаю относительно всего сюда касающегося вид полнейшего равнодушия, и, только притворяясь таким образом, мне удается видеть кое-что из их интимной жизни, не измененное скрытничанием и суеверным страхом…

Миклухо-Маклай Н.Н. Собрание сочинений: В 6 т.- Т.2. – М., 1993.- С.202

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ШКОЛЫ В ЭТНОЛОГИИ.

Эволюционизм.

Теория эволюционизма - первая теоретически значимая школа в этнологии - зародилась в конце XVIII века и получила широкое распространение на протяжение XIX века. Формирование эволюционизма было связано с ведущей научной парадигмой, нашедшей свое выражение во всех естественных и общественных науках того времени - а именно, теорией развития. Впервые в систематическом виде ее сформулировал Л. Окен в концепции происхождения всего живого из “первичной слизи”. Его идеи развивал Ж. Ламарк, предположивший, что все виды живых существ, в процессе развития, приобретают свойства, позволяющие им приспособиться к окружающей среде, и эти свойства передаются последующим поколениям путем наследования. В классической форме теорию эволюции и естественного отбора изложил Чарльз Дарвин в своей книге “Происхождение видов”, вышедшей в свет в 1859 году. Она и стала основной теоретической базой этнологических исследований.

Основоположником эволюционной школы в этнологии принято считать английского ученого Эдуарда Тэйлора (1832-1917 гг.). В 1865 году он опубликовал свою книгу «Исследования в области древней истории человечества», в которой проводил идеи о прогрессивном поступательном развитии человеческой культуры от первобытного состояния к современной цивилизации; о том, что существующие различия народов являются не расовыми различиями, а лишь разными ступенями развития культуры, о преемственности и взаимосвязи культур разных народов.

Основоположником немецкой этнологии и эволюционизма в Германии считается Адольф Бастиан (1826-1905 гг.). Основополагающей и исходной в эволюционном учении Бастиана является мысль о закономерном развитии человеческой истории, которая протекает от несовершенного к совершенному.

Особое место среди основоположников эволюционизма в этнологии принадлежит американскому ученому Льюису Генри Моргану (1818-1881 гг.). В этнологии Морган был ученым-любителем и энтузиастом исследователем, который почти 40 лет своей жизни посвятил изучению сначала индейских племен Америки, а затем народов других частей света. В своих работах «Древнее общество» и «Первобытное общество» он исследовал три важные этнологические проблемы: место и роль родового строя в истории человечества, историю формирования семейно-брачных отношений и периодизацию истории человечества. Морган предложил разделить всю историю человечества на три этапа: дикость – варварство- цивилизация. По этой схеме он прослеживал развитие первобытного общества в таких областях, как изобретения и открытия, формы социальной организации, семья, собственность.

Основные положения теории эволюционизма:

- Схожесть тех или иных культур объясняется тем, что все люди имеют примерно одни и те же умственные способности и в сходных ситуациях будут принимать примерно аналогичные решения. Наличие или отсутствие контактов между различными культурами особого значения не имеет. Примитивные народы — только пешки в сложной игре эволюции.

- Имеет место непрерывный прогресс, прямолинейный процесс перехода от простого ко все более сложному.

- В рамках эволюционизма была создана мифологема “первобытного общества”, тесно связанная с дарвинизмом. “Первобытное общество”, с точки зрения этнологов-эволюционистов, имело единые для всех народов социальные, культурные и экономические модели.

- Современные бесписьменные народы рассматривались как пережиток древних времен. Предполагалось, что изучение их культуры ведет к реконструкции культуры “первобытного общества” в целом.

По мере дальнейшего развития науки, накопления новых фактических данных, к концу XIX века все в большей мере стали проявляться слабые стороны эволюционистской теории, вступавшие в противоречие с фактами действительной жизни. Новый обширный этнографический материал во многих случаях не согласовывался с эволюционистскими схемами. Начались поиски новых путей в исследованиях культуры, ее изменения и распространения.

Представители направления:

1. Эдвард Беннет Тэйлор (1832 - 1972) - основная работа – «Первобытная культура» («Primitive Culture», 1871 г.).

2.  Льюис Генри Морган (1818 - 1881) - основная работа «Древнее общество» («Ancient Society», 1877 г).

3. Джеймс Фрезер (1854 - 1941) - основная работа «Золотая ветвь» («The Golden Bough») — вышла в 1890 году.

4. Джон Мак-Леннон (1827 — 1881) — основная работа “Теория патриархата” (“The Рatriarchal Theory”) — вышла в 1881 году.

5.  Адольф Бастиан — основная работа “Общие основания этнологии” (“Allgemaine Grundzuge der Ethnologie”) — вышла в 1881 году.

6. Иоганн Бахофен (1815 — 1887) — основная работа “Матриархат” (“Das Mutterrecht”) — вышла в 1897 году.

7. Дж. Лаббок (J. Lubbock) — основная работа “Происхождение цивилизации” (“The Оrigine of Сivilization”) — вышла в 1870 году.

Диффузионизм.

Понятие «диффузия» (от лат. diffusio - распространение) было заимствовано из физики, где оно означает «растекание», «проникновение», а применительно к этнологии оно стало обозначать распространение культурных явлений посредством контактов между народами через торговлю, переселение, завоевание. Диффузионизм как научное направление предполагал признание главным содержанием исторического процесса диффузию, контакт, заимствование, перенос и взаимодействие культур. Эволюционистской идее автономного возникновения и развития схожих культур в сходных условиях диффузионисты противопоставили идею уникальности культурных элементов в определенных географических регионах при последующем распространении их из центра зарождения. [9] Зарождение теории диффузионизма было связано с именем немецкого ученого, географа и этнолога Фридриха Ратцеля. Им были разработаны теоретические и методические положения диффузионистского учения и создана так называемая антропогеографическая школа. По мнению Ратцеля ведущую роль в формировании той или иной культуры играет географическая среда, к которой приспосабливаются, адаптируются человеческие общества. В передвижениях народов Ратцель видел основополагающий фактор истории человечества.

С диффузионизмом связана и теория культурных кругов (Л. Фробениус, Ф. Гребнер, В. Шмидт, В. Копперс). Изучение культурных кругов — сводившее все развитие первобытного общества к нескольким первоначальным культурным кругам, каждый из которых характеризовался определенным количеством специфических культурных элементов. На протяжении ранней истории человечества устанавливались связи между отдельными элементами культуры, и в результате этого оформлялись культурные круги, возникавшие на определенном географическом пространстве и распространившееся затем отдельными элементами или, что наблюдалось чаще, целыми комплексами в другие области земли... Каждый элемент культуры человечества возникал лишь единожды, а в дальнейшем каждый раз сочетался с определенными культурными кругами. На основании этого ранняя культура человечества приравнивалась ко всей совокупности культурных кругов; варианты культуры могли возникнуть лишь в результате миграций и смешений.

Основные положения теории диффузионизма:

1. Культура является живым организмом, рождающимся в определенных географических условиях, а каждый элемент культуры возникает в конкретном регионе, откуда он распространяется по земному шару.

2. Основными факторами развития культуры являются заимствования, переносы, смешение культурных элементов, при этом перемещение культур затрагивает не только предметы быта, но и духовные явления: мифы, религиозные культы, обычаи и пр.

3. У каждой культуры есть свой центр зарождения и распространения; нахождение этих центров культур составляет главную задачу этнологии.

4. Методом исследования культур является изучение культурных кругов или ареалов распространения элементов культуры.

5. Каждый элемент культуры возникает только однажды, и если составить карту его распространения, то можно определить первоначальное место зарождения каждого культурного элемента. [10]

К двадцатым годам диффузионистское направление стало терять популярность. Становилось очевидным несоответствие искусственно сконструированных “культурных кругов” и других подобных теоретических концептов эмпирическим наблюдениям.

Функционализм.

Теоретические основы функционализма были почти одновременно сформулированы в Германии Рихардом Турнвальдом и в Англии Брониславом Малиновским. Однако в Германии функционалистское учение не стало господствующим, тогда как в Англии оно сложилось в крупное направление, оказавшее значительное воздействие на развитие социальной и культурной антропологии. Параллельно существовал и другой вариант функционалистской теории - теория структурного функционализма, которую развивал Альфред Радклифф-Браун.

Излагая свое понимание задач этнологии, Б. Малиновский критически оценивал прежние этнологические школы исследования культуры. Особенно резкой критике он подверг метод «пережитков» Тэйлора. По его мнению, руководствуясь этим методом, ученые искали всюду «пережитки», в то время как «пережитков» не существует, а есть явления культуры, которые приобрели новую функцию вместо старой. Понятие «пережиток» принесло, по мнению Малиновского, вред этнологической науке, поскольку оно противоречит принципу функциональной взаимосвязи явлений культуры: в культуре не может быть ничего лишнего, случайного, все существующее в ней имеет какую-нибудь функцию — иначе оно было бы выброшено, забыто. Если какой-то обычай устойчиво воспроизводится, значит, он зачем-то нужен. Малиновский критикует и диффузионистское направление с его идеей заимствования культур. Основная ошибка диффузионистов, по его мнению, состояла в том, что они понимали культуру не как живое органическое целое, а лишь как совокупность мертвых вещей. Основным недостатком учений своих предшественников Малиновский считал изолированное изучение отдельных черт культуры как независимых друг от друга сущностей. Целостность культурной системы не подлежит нарушению, иначе может рухнуть опирающаяся на нее вся пирамида целостности более высокого порядка. Даже безусловно вредные, варварские обычаи местных народов нельзя просто так уничтожать. Сначала необходимо выяснить все функции, которые они выполняют, и подобрать им полноценную замену.

В отличие от Малиновского, у которого идея функциональной связи социальных институтов с основными биологическими потребностями человека являлась ведущей, в центре интересов другого крупнейшего представителя функционализма Альфреда Радклифф-Брауна находилась «структура» общества. Его исходная гипотеза состояла в том, что жизнь общества должна рассматриваться как динамическая система взаимозависимых элементов, основанная на взаимной вере. Составляющие ее элементы функционально совместимы друг с другом. Радклифф-Браун создал научное направление, названное английским структурализмом или структурным функционализмом, в котором сочетались функционалистский и структуралистский подходы к анализу общественной жизни, сознания и поведения людей и их культуры. Согласно его представлениям, основной наукой, изучающей человека, является антропология, которая делится, соответственно, на три направления: человеческую биологию, доисторическую археологию и этнографию. Последняя, в свою очередь, состоит из этнологии и социальной антропологии, каждая из которых имеет свой специфический метод исследования.

Этнологией он предлагает называть конкретно-историческое изучение отдельных народов, их внутреннего развития, культурных связей между ними. Основной метод этнологии — историческая реконструкция человеческой культуры, опирающаяся на прямые свидетельства письменных источников, а также на гипотетические реконструкции, не выходящие за рамки конкретной культуры данного народа.

Исторический анализ концепций известных представителей функционалистского направления в этнологии показывает, что они придерживались основных, исходных постулатов функционализма, которые можно сформулировать следующим образом:

- человеческое общество, будучи частью объективного мира, развивается как живой организм и в качестве такового существует постольку, поскольку элементы, его составляющие, выполняют определенные функции, т.е. человеческое общество строится па структуре взаимосвязанных и взаимодополняющих культурных элементов;

- любая социальная система состоит из «структур» и «действий». «Структуры» представляют собой устойчивые модели, посредством которых индивиды осуществляют отношения между собой и с окружающей средой, а их функция состоит в том, чтобы вносить свой вклад в поддержание социальной солидарности системы. Культура служит нуждам индивида, и прежде всего трем основным потребностям: базовым (в пище, жилище, одежде и т.п.), производным (в разделении труда, в защите, в социальном контроле) и интегративным (в психологической безопасности, в социальной гармонии, законах, религии, искусстве и т.п.). Каждый аспект культуры имеет свою функцию в рамках одного из перечисленных выше типов потребностей;

- ключевая роль в культуре принадлежит обычаям, ритуалам, моральным нормам, которые являются регуляторами поведения людей. Выполняя эту функцию, они становятся культурными механизмами удовлетворения жизненно важных потребностей людей и их совместного существования;

- задача этнологии состоит в изучении функций культурных явлении, их взаимосвязи и взаимообусловленности в рамках каждой отдельной культуры, вне взаимосвязи ее с другими культурами.

Среди особенностей функционализма отдельного внимания заслуживает практическая направленность исследований. Функционализм первым из всех направлений этнологии заявил о своем прикладном характере.

Социологическая школа зародилась во Франции, а крупнейший ее представитель Эмиль Дюркгейм (1858 - 1917) является осно­вателем нового и влиятельного направления в этнологии, воз­никшего в конце XIX в. В отличие от эволюционистов, Дюркгейм понимал человеческое общество не как последовательные ста­дии приспособления людей к условиям окружающей среды, а как закрытые статичные системы, исследование которых должно производиться объективными, по образцу естественных наук ме­тодами. При этом он исходил из того, что следует изучать сами социальные факты, рассматриваемые как «вещи», а не субъектив­ные представления об этих фактах.

Важной составной частью этносоциологической теории Дюркгейма является учение о коллективных представлениях. Коллектив­ное сознание находит выражение в коллективных представлени­ях — религиозных верованиях, мифах, нормах морали и права. Он полагал, что общества имеют свои религии, не сводимые к действиям и мотивам индивидов, и что индивиды формируются и ограничиваются социальной средой. Дюркгейм проводил разли­чие между формами социального порядка в примитивных (тра­диционных) и современных обществах. Механическая солидар­ность в примитивных обществах была основана на общих убеж­дениях и консенсусе, обнаруживаемых в пределах коллективной совести.

Развивая учения о коллективных представлениях, Дюркгейм зако­номерно приходит к вопросу о сущности религии и ее роли в об­ществе. В работе «Элементарные формы религиозной жиз­ни» (1912) на основе анализа австралийских тотемических культов прослеживаются социальные истоки и функции рели­гии. Дюркгейм стремился доказать, что «реальный» и «подлин­ный» объект всех религиозных культов - общество, а главные социальные функции религии - воссоздание сплоченности и выдвижение идеалов, стимулирующих общественное развитие. Он понимал религию чрезвычайно широко, рассматривая ее как синоним идеологии.

Он считал, что примитивные религии воплощали в себе идею обще­ства, а сакральные (священные) объекты являлись таковыми по­тому, что символизировали общность. Религиозная культура состояла из коллективных ценностей, включающих в себя един­ство общества и его своеобразие. Религиозные церемонии слу­жили укреплению коллективных ценностей и поддержанию общности индивидов. Этот процесс легко мог быть выявлен в примитивных обществах. В то же время Дюркгейм признавал, на­сколько трудно найти подобные сакральные объекты и коллек­тивные ритуалы в современных органических обществах.

Идеи Дюркгейма получили развитие в работах его учеников и по­следователей, среди которых особый интерес представляют идеи Люсъена Леви-Брюля (1857 - 1939). Он был, как и Дюркгейм, приверженцем учения о коллективных представлениях, понимая их как идеи, которые не формируются у человека из его собст­венного жизненного опыта, а внедряются в его сознание через общественную сферу - воспитание, общественное мнение, обы­чаи. Исследуя эти вопросы, Леви-Брюль разработал свою теорию дологического мышления первобытных народов, которую изло­жил в книге «Первобытное мышление» (1923).

Американская школа исторической этнологии

На рубеже XIX и XX столетий в США зарождается новое направле­ние в этнологии, основателем которого стал выдающийся ученый Франц Боас (1858 – 1942 гг.). Это направление именовалось сначала Исторической школой Ф. Боаса, затем - школой «Культура и личность». Именно идеи Ф. Боаса послужили толчком к зарождению этнопсихологии и на десятилетия вперед оп­ределили основные теоретические постулаты не только психо­логической антропологии, но и ряда других ведущих направле­ний культурной антропологии. Не случайно его называют архитектором современной этнологии.

Возникновение нового научного направления в этнологии, получив­шего название «Американская школа исторической этнологии», было обусловлено кризисным состоянием этой науки, когда Ф. Боас и ряд других ученых поставили под сомнение все факты, традицион­но признаваемые антропологией XIX в. за аксиому, но не являю­щиеся, с их точки зрения, доказанными в строгом смысле слова. Одним из главных инициаторов пересмотра задач этнологии стал Ф. Боас. Он отвергал все традиционные школы этнологии (эволюционализм, диффузионизм, функционализм) как недостаточно уни­версальные. Он призывал заняться сбором и накоплением новых этнографиче­ских данных, а затем на их основе делать обобщения, постепенно вырабатывая новые методы и новые концепции.

Ф. Боас противопоставлял «сравнительно-историческому методу эволюционалистов» свой «исторический метод», который состоит в изучении «динамических изменений» в отдель­ных обществах, в необходимости конкретного и всесторон­него изучения отдельного народа, его языка, культуры, ант­ропологического типа. Он исходил из той предпосылки, что каждая культура имеет свой собственный уникальный путь раз­вития, т. е. признавал идею полного культурного плюрализма. Каждая культура может быть понята только как историческое явление, поскольку находится в постоянном движении. Мнение о стабильности примитивной культуры не соответствует фактам.

Культура в его понимании - это совокупность моделей поведе­ния, которые человек усваивает в процессе взросления и приня­тия им своей культурной роли. Рассматривая каждую культуру как нечто уникальное и особенное, сторонники американской исторической школы проводили детальное описание культур. Сходство и различие культур не зависят ни от их географического местоположения, ни от природных условий. Не всякое сходство свидетельствует об исторических связях или о заимствовании каких-то явлений культуры одним народом у другого. В истории культуры, полагал Боас, могут быть различные варианты, и во всех случаях нужны тщательные исторические исследования.

Этнопсихологическая школа

Идеи американской школы исторической этнологии, в частности Ф. Боаса, послужили толчком к зарождению этнопсихологии и на десятилетия вперед определили основные теоретические посту­латы психологической антропологии. В ходе своих регулярных полевых исследований американские этнологи исторической школы накопили большой материал в области психологической антропологии.

Внимание этнологов к психологии - явление вполне закономер­ное, поскольку это обусловлено признанием того факта, что каждому народу присущ свой, отличный от других, психологический склад. Еще эволюционисты ссылались на психику человека как фактор зарождения и развития религиозных идей и мифологии.

Основные идеи этнопсихологической школы сформулировал А. Кардинер (1891-1981гг.). Согласно представлениям Кардинера, личность человека начинает формироваться сразу после рождения, с первых дней жизни. Это происходит под действием внешней среды и, прежде всего, через конкретные способы ухода за младенцем, принятые в обществе: способы кормления, ношения, укладывания, позже - обучения ходьбе, речи, чистоплотности и пр. Эти впечатления раннего детства накладывают свой отпечаток на личность человека на всю его жизнь. Формирование психики идет первые 4-5 лет жизни человека, после чего она остается практически неизменной, определяя судьбу, успехи и неудачи человека. Психика людей следующего поколения опять формируется под влиянием тех же первичных опытов, что и у предыдущего поколения, и такой процесс повторяется беспрерывно, передаваясь по наследству. Так как в среде каждого народа способы ухода за детьми приблизительно одинаковы, но отличаются от других народов, то любой парод обладает своей «средней» психикой, которая проявляется в форме базовой, или основной, личности - центрального понятия этнопсихологии. Какова основная личность данного народа, такова и его культура. С этим связан интерес представителей этнопсихологической школы к исследованию детства, детской психологии, что составляет главную заслугу этнопсихологической школы. Таким образом, по Кардинеру, основная личность формируется на основе единого для всех членов данного общества опыта, включает в себя такие личностные характеристики, которые делают индивида максимально восприимчивым к данной культуре и позволяют достигнуть в ней наиболее комфортного и безопасного состояния.

Значительный вклад в этнопсихологические исследования внесла Рут Бенедикт (1887-1948 гг.). Главный постулат ее концепции — каждый народ имеет специфическую «базовую структуру характера», передающуюся из поколения в поколение и определяющую его историю. В соответствии с этим постулатом Бенедикт развивала мысль, что каждая культура отличается уникальной конфигурацией внутри культурных элементов, объединенных этосом культуры, который определяет не только соотношение элементов, но и их содержание. Религия, семейная жизнь, экономика, политические структуры - все они, вместе взятые, образуют единую неповторимую структуру. Причем в каждой культуре присутствуют только такие варианты этих элементов, которые соответствуют ее этосу. Элементы, чуждые данному народу, не получают возможности для своего развития. Те аспекты жизни, которые кажутся нам наиболее важными с точки зрения нашей культуры, могут играть незначительную роль в других культурах. А какие-либо черты нашей культуры могут быть переосмыслены в других культурах таким образом, что покажутся нам фантастическими. Каждая из культурных конфигураций является следствием уникального исторического процесса. Термин «культурная конфигурация» означает у Бенедикт особый способ соединения (сцепления) элементов культуры, создающих единое целое культуры. Каждой культуре присущ свой специфический тип личности. В каждом типе личности есть некая доминантная модель поведения, или определяющая психологическая черта.

Следует отметить, что все концепции, зародившиеся в психологи­ческом направлении этнологии, хотя и внесли значительный вклад в развитие науки, все же оказались недостаточными для того, чтобы объяснить причины и сущность межэтнических и межкультурных различий, равно как и механизмы функциониро­вания и модификации этнических культур.

Заслуга этнопсихологической школы в развитии этнологии состояла в следующем.

- Была высказана и обоснована идея о существовании определенных психологических особенностей, характерных для членов той или иной культуры. Впервые было показано действие психологических защитных механизмов применительно не к индивиду, а к обществу.

- Были начаты исследования национального характера и национальных культуре психологической гонки зрения, в ходе которых удалось доказать, что национальный характер отражает психологические особенности представителей той или иной нации.

- Была выдвинута важная для последующего развития этнология идея о возможности описания национального характера как особого способа распределения и регулирования внутри культуры ценностей или поведенческих моделей.

Структурализм (от лат. - построение) – школа, возникшая непосредственно по окончании первой мировой войны и получившая особое распространение во Франции и Великобритании, а также в США. Зарождение структурализма произошло в рамках функционализма, и поэтому первая его форма получила название "Структурного функционализма». Как уже было отмечено, основоположником нового направления в этнологии стал английский ученый А. Радклифф-Браун. Для него и его последователей задача заключалась не в выявлении причин структурных изменений, а в показе постоянно повторяющихся структурных взаимосвязей. Особенностью английского направления данной школы явилось распространение этнологического структурного анализа на высокоразвитые в индустриальном отношении нации, с чем были связаны совершенно новые задачи: обращение к проблемам зависимости от мирового рынка, формам организации современного рабочего класса, современным структурам семьи и т.д. Один из применяемых при этом критериев касался социального поля, с чем было связано представление об общем переплетении социальных институтов, а также точка зрения, согласно которой созданные рабочим классом и другими угнетенными классами и слоями организации являются интегрированными составными частями системы буржуазного общественного строя.

Иным путем шло развитие данной школы во Франции. Здесь решающее значение имели работы Клода Леви-Строса, который создал теорию первобытного мышле­ния. Известность в науке Леви-Стросу принесли публикации по культуре и быту индейцев в Бразилии, а также проведенный им анализ сис­тем родства примитивных народов. Этим вопросом посвящены основные его сочинения «Структурная антропология» (1958) и «Печальные тропики» (1955). В книге «Тотемизм сегодня» (1962) он дает сравнительный анализ морфологии отсталых эт­нических групп, а также тотемических и других верований. [11]

Понятие «культура» Леви-Строс рассматривал как «основополага­ющее в этнологии». При этом культура представлялась как сис­тема значений, воплощенных в символической форме, включаю­щей действия, слова, любые значимые объекты — все то, посред­ством чего индивиды вступают друг с другом в коммуникацию.

Используя методологические подходы, применяемые в теории структурной лингвистики, в этнологии Леви-Строс стал искать значение каких-то явлений культуры не в эмпирически устанав­ливаемых факторах, а в их отношениях. Например, он рассматри­вал систему родственных и брачных связей как особый язык, а именно как систему действий, предназначенную для обеспечения определенного типа коммуникации между индивидами группами. Однако применение этого метода в этнологии свелось к выводу, что в основе всех социальных и культурных достижений лежат сходные структурные принципы. Следует отметить, что стремление Леви-Строса свести этнологию структурной антропологии получило распространение в смежных науках: это научное направление стало ведущим интеллек­туальным течением во Франции 60-х гг. XX в. Однако в английской социальной антропологии идеи Леви-Строса широкого рас­пространения не получили. В культурной антропологии США представители школы когнитивной антропологии развивали; сходный со структурализмом методологический подход, но зани­мались исследованием только совокупности географических названий какой-либо определенной территории. Поэтому влияние структурализма здесь оказалось весьма ограниченным.

1.4 Классификация народов мира.

Этнологическое изучение и описание народов мира имеет в своей основе их научную систематизацию. Путем классификации выделяются народы и группы народов, обитающие в одном географическом регионе, стоящие на одном уровне хозяйственного и социального развития, обладающие общими культурными чертами. Каждый из этих признаков, положенный в основу классификации, важен при исследовании тех или иных этнических явлений. Так, выявление родства по происхождению и культуре позволяет классифицировать родственные народы, что лежит в основе этногенетических исследований. Однако полную характеристику народа, его места среди прочих народов мира дает только совокупность наиболее существенных и фундаментальных классификационных признаков. К их числу можно отнести географическую, антропологическую, языковую и хозяйственно-культурную принадлежность. Существуют и иные, второстепенные принципы классификации, например по религиозному признаку. Таким образом, систематизация народов мира основывается на сумме классификации естественнонаучных и социальных явлений, характеризующих этносы и присущие им черты.

Антропологическая классификация

Антропология как наука изучает процесс происхождения человека, его эволюцию, расогенез, морфологические и физические особенности. Антропологическая классификация основана на принципе деления народов по расам; акцент делается на биологическом, генетическом родстве различных этнических групп. Одним из создателей расовой (антропологической) классификации является французский ученый Франсуа Бернье (1684), которому принадлежит также авторство термина «раса». [12] При исследовании антропогенеза и расогенеза современная наука исходит из убеждения, что биологически человечество едино, все люди нашей планеты относятся к одному биологическому виду. Но существует бесспорная биологическая реальность фенотипического разнообразия людей, т.е. люди физически (телесно) различаются. Обычно эти различия определяются визуально (цвет кожи, черты лица, строение скелета, тин волос и т.д.). Особенно заметны в этом отношении телесные, или антропологические, различия между группами людей, территориально удаленными друг от друга и живущими в различных естественно-географических условиях. Наблюдаемое фенотипическое разнообразие отражает, прежде всего, способность любых форм жизни к эволюции, через механизм которой и возникает разнообразие человеческих типов. В повседневной жизни и в науке различия между физическими типами людей обычно называют расовыми. Они представляют собой адаптацию этносов к особому типу природных условий и всегда имеют групповой характер, выявляясь полностью только при сопоставлении человеческих коллективов. Расовые различия всегда наследственны: они передаются от родителей к детям на протяжении многих поколений. Поэтому для изучения этих различий огромное значение имеют данные науки о наследственности - генетики.

По мнению многих антропологов, начало формирования человеческих рас относится к позднему палеолиту, т.е. исторически сложившихся ареальных групп людей, связанных единством происхождения, которое выражается в комплексе наследственных морфологических и физиологических признаков. Еще с образования, в конце древнекаменного века, людей современного вида наиболее отчетливо в их составе выделяются три основные расовые группы - европеоидная, негроидная, монголоидная.

Европеоиды отличаются волнистыми или прямыми мягкими волосами разных оттенков, сравнительно светлой кожей, большим разнообразием окраски глаз – от карих до светло-серых и голубых, сильно развитым волосяным покровом, слабо выступающими скулами, узким выступающим носом с высоким переносьем, обычно тонкими или средней толщины губами.

Для негроидов характерны курчавые темные волосы, темная пигментация кожи (за исключением готтентотов), выдвинутая вперед челюстная часть лица (прогнатизм), утолщенные губы.

Монголоидам свойственны прямые темные волосы, желтоватые оттенки кожи, уплощенное лицо с сильно выступающими скулами, наличие особой кожной складки, прикрывающей слезный бугорок во внутренних углах глаз (эпикантус).

К монголоидным расам по происхождению и многим признакам близки американские индейцы (американоиды), у которых, однако, эпикантус встречается редко, нос выступает более резко, общий, монголоидный облик часто бывает выражен слабо.

Однако не все человеческие популяции прошлого и настоящего могут быть отнесены к этим трем группам рас. На юго-востоке Азии, в Австралии и Океании расселены популяции, которые по многим расовым признакам можно рассмотреть как четвертую, основную, расовую группу – австралоидную.

У австралоидных (океанийских) рас очень велик свойственный всему человечеству генетический полиморфизм – групповое разнообразие сочетаний различных расовых признаков. Так, например, аборигены Австралии по пигментации близки к африканским негроидам, а по форме волос и развитию третичного волосяного покрова – европеоидам. Для папуасов и меланезийцев характерно сочетание многих австралоидных черт с курчавыми волосами. Для веддоидов, представленных ведами Шри Ланки и некоторыми малыми народами Южной и Юго-Восточной Азии, типична комбинация общего австралоидного облика с малым ростом и слабым развитием бороды. К австралоидам помимо перечисленных групп относятся курчавоволосые, крайне низкорослые негритосы Малакки, Андаманских и Филиппинских осторовов, а также айны Хоккайдо (северная Япония); у последних относительно светлая кожа и наиболее обильный среди всех людей волосяной покров на лице и на теле сочетаются с некоторыми монголоидными особенностями (уплощенность лица, эпикантус). [13]

Почти все признаки, по которым выделяются основные группы рас, наследуются. Большое значение для расообразования имела также внутренняя метисация, происходившая на протяжении всего человечества. Если роль отбора и изоляции в расогенезе непрерывно падала, то роль метисации, напротив, увеличивалась по мере роста связей между разными странами, по мере того, как все большие массы людей смешивались в ходе миграций.

Языковая (лингвистическая) классификация.

Языковая панорама современного мира отличается богатством и сложностью. Ученым известно около 6000 языков, на которых разговаривают различные этнические общности и группы. Данные о истории языка имеют подчас решающее значение при этногенетических исследованиях, выявление языкового родства означает обычно и установление генетического родства между народами. Вместе с тем этнические общности, имеющие общее происхождение и пользующиеся общими по происхождению языками, могут сильно различаться по хозяйству и культуре, что объясняется историческими причинами. Это обстоятельство несколько ограничивает значение данных о языке и языковой классификации при этнологических исследованиях, поэтому они используются в этнологии наряду с другими данными.

История языка восстанавливается сравнительным анализом родственных по происхождению языков, входящих в одну языковую семью, развивающуюся из диалектов общего языка-основы. Язык-основа - это реальная общность диалектов древних племен или народностей, к которым, в конечном счете, генетически восходят все языки той или иной группы (языковой семьи) родственных языков. Два или более языка называются родственными в том случае, когда они являются следствием эволюции одного и того же языка. Совокупность родственных языков обозначается понятием языковая семья. Так, русский, таджикский и английский языки родственны между собой, так как восходят к общему индоевропейскому языку - основе. Если язык развивается на сплошной этнической территории, то со временем в разных ее областях возникают некоторые языковые особенности, называемые диалектами.

Язык представляет собой общественное явление и существует только в обществе; общество не может существовать без языка. Язык возник вместе с человечеством и формировался, в ходе антропогенеза и последующих исторических эпох. Как историческое явление язык непрерывно развивается, изменяются главные его элементы: грамматика, лексика, фонетика. Чаще всего совершается спонтанное изменение, являющееся следствием преемственности поколений и накоплением новшеств в языке без заимствования из чужих языков. Наблюдаются также изменения, связанные с заимствованиями из чужих языков. Наконец, происходит смена населением языка. Как считают лингвисты, в областях с давно сложившимися цивилизациями, смена языка была, по крайней мере, один раз, но нередко и чаще. При этом прежний язык как субстрат оказывал влияние на развитие нового языка. Все эти явления приводили к разветвлению первоначального языка-основы, складыванию языковых семей, их ветвей и более мелких групп.

Рассматриваемые процессы лучше всего видны на примере наиболее изученной индоевропейской семьи. В нее входят славянские, германские, романские, балтийские, индийские, иранские, кельтский, армянский, греческий, албанский языки. Многие индоевропейские языки (древнегреческий, латинский, санскрит, авестийский, индоевропейские языки Хеттского царства, хорезмийский, согдийский, скифские и др.) давно вышли из употребления и называются «мертвыми».

К индоевропейским относят языки, которые восходят к индоевропейскому языку-основе и продолжают его в непрерывной преемственности. Индоевропейская языковая семья, как и все прочие семьи, явление чисто историческое и не предполагает какой-либо общей для всех входящих в нее языков, грамматической, лексической или фонетической характеристики. Поэтому сейчас нет ни одной черты, по которой можно определить тот или иной язык как индоевропейский. Констатация индоевропейской семьи только устанавливает факт, что некогда существовал момент, когда эти языки входили в индоевропейский язык-основу и, таким образом, генетически родственны между собой. Общность у них только по происхождению.

Время сложения индоевропейской семьи языков точно не известно, но произошло это не позднее эпохи бронзы, а в дальнейшем складывались языковые ветви. Еще позже дифференцировались современные языки. Так обстояло дело, например, со славянскими языками, из языка-основы которых выделились в свое время восточнославянские, южнославянские и западнославянские языки. В свою очередь, уже в относительно позднее историческое время из восточнославянской ветви выделились русский, украинский и белорусский языки; из южнославянской — болгарский, сербо-хорватский, словенский, македонский; из западнославянской — польский, чешский, словацкий, верхне- и нижнелужицкий. В каждом из перечисленных языков выделяются локальные диалекты и говоры. [14]

Существуют гипотезы о том, что и современные языковые семьи восходят к каким-то очень древним языкам-основам и что, таким образом, между ними существует генетическое родство. Так, высказывалось предположение об очень древних связях индоевропейских языков с другими семьями, в частности семито-хамитской. Но данные, которыми располагает в настоящее время лингвистика, еще не позволяют достаточно выяснить наличие таких генетических связей.

Помимо индоевропейской имеются и другие крупные языковые семьи:

- Семито-хамитская, с ветвями семитской, кушитской, берберской и чадской.,

- Уральская семья с финно-угорской и самодийской ветвями.

- Алтайская семья с ветвями тюркской, монгольской, тунгусско-маньчжурской.

- Кавказская семья с ветвями картвельской, абхазо-адыгской, нахско-дагестанской.

- Конго-кордофанская (нигеро-кордофанская), нило-сахарская и койсанская семьи.

- Австроазиатская семья, в которую входят группы вьет, мяо-яо, мон-кхмер, мунда и пр.

- Австронезийская или малайско-полинезийская семья.

- Китайско-тибетская.

- Тайская,

- Индейские семьи.

- Дравидийская семья.

- Папуасские семьи.

Кроме того, существуют более мелкие языковые семьи, а также отдельные языки, не входящие ни в какую языковую семью (такие, как японский и корейский).

Географическая классификация

Данная классификация этносов позволяет выделить условные географические регионы расселения народов. Она используется главным образом при внешнем описании народов и в некоторых случаях, когда пространственное расселение народов может иметь существенное значение, — при решении этнологических проблем. Классификация опирается на факт географического соседства народов и отражает совместный характер их проживания в пределах какой-то определенной, чаще всего обширной территории. Так появились понятия «народы Кавказа», «народы Восточной Европы» и т.д. Но подобное объединение возможно лишь в той мере, в какой географический принцип классификации совпадает с этническим. Географическая классификация не отвечает на вопросы о происхождении народов, процессах их формирования, хозяйственном и культурном облике, об уровне социально-экономического развития, но позволяет пространственно упорядочить и распределить этносы по регионам. Единой, принятой во всех странах географической классификации не существует. Самое простое деление: народы Австралии и Океании, народы Азии, народы Америки, народы Африки, народы Европы.

Хозяйственно-культурная классификация.

Хозяйственно-культурная классификация базируется на этноло­гических методах исследования хозяйства и культуры и использует­ся при изучении этногенеза народов, их этнической истории, исто­рии хозяйства, материальной и духовной культуры, проблем, свя­занных с этническими процессами культурных и исторических от­ношений между народами. Методологической основой такой типологизации является выделение хозяйственно-культурных типов. В этнологии под хозяйственно-культурным типом понимаются определенные комплексы особенностей хозяйства и культуры, которые складываются исторически у разных народов, находящихся на близких уровнях социально-экономического раз­вития и обитающих в сходных условиях среды.

Охотники, собиратели, рыболовы.

В хозяйственно-культурном типе (далее ХКТ) первой группы единственным источником существования людей служили дикорастущие растения и дикие наземные и водные животные, т. е готовые дары природы. Их надо добыть и обработать, но не надо производить, искусственно выращивать или выкармливать.

Учитывая эти обстоятельства, охоту, собирательство и рыболовство называют «присваивающими» видами хозяйства. Но это не совсем так, так как трудовая деятельность людей здесь не ограничивается пассивным «присвоением», но и включает много сложных операций, связанных как с организацией соответствующих видов хозяйства, так и с переработкой «даров природы», требующих разнообразных технических навыков, активной человеческой деятельности.

Древнейшим в этой группе был тип собирателей и охотников лесов жаркого пояса, который до неолитической революции господствовал повсеместно во влажных тропиках и субтропиках. До недавнего времени он сохранялся у некоторых малых народов Южной и Юго-Восточной Азии, у пигмеев бассейна Конго в Африке, у отдельных индейских племен Южной Америки. Основным орудием охоты у большинства перечисленных племен служили лук и стрелы, иногда духовное ружье. Из домашних животных держали только собаку, иногда помогавшую при охоте.

У некоторых народов распространялся и сохранился до сих пор подтип первого ХКТ – охотников и собирателей засушливых степей и полупустынь теплого пояса. Представителями этого типа являются австралийские аборигены, ботокуды Южной Америки и бушмены Южной Африки. Для них также характерен подвижный образ жизни, устройство временных жилищ, отсутствие одежды, но вместе с тем из орудий труда преобладает специфическое метательное оружие типа австралийского копья с копьеметалкой и бумеранга, особой пращи и стрел у ботокуда, маленького лука и отравленных стрел у бушменов. Единственным домашним животным у охотников и собирателей была собака, а у австралийцев – полудикая собака динго. Объектом охоты являлись крупные животные и птицы.

Известен ХКТ береговых собирателей и рыболовов умеренного пояса. До недавнего времени тип этот сохранялся у айнов и частично у японцев Восточной Азии. Для него характерны приемы рыболовства с помощью острог и гарпунов, сетей и других снастей. Собиратели и рыболовы этого ХКТ вели оседлый образ жизни, строили более или менее постоянное жилье, носили одежду в виде плащей или халатов из животных и растительных материалов, в их пищевом рационе преобладали рыбные блюда.

Особый подтип составляют охотники и рыболовы северных таежных лесов; он характерен для атапасков, саамов, юкагиров, кетов, селькупов. У этих народов охота на дикого оленя или лося является основным занятием, так же важна для них и рыбная ловля. Шкура и кожа добытых на охоте животных идет на изготовление как зимней, так и летней одежды. Хозяйство подчиняется двум циклам: зимне-весеннему – охоте, и летне-осеннему – рыболовству. Помимол постоянных поселений для отдельных семейно-родовых групп с землянками и полуземлянкам, чумами, имеются и временные промысловые стоянки.До появления огнестрельного оружия кеты охотились с помощью лука со стрелой и копья с ножевидным лезвием, для охоты на птиц применяли особую стрелу с наконечником в форме трезубца. Основными средствами передвижения кетов являются широкие ступательные лыжи для зимнего периода, оклеенные камусом (шкурой с оленьей ноги), а также для весеннего периода без оклейки – голицы. [15]

Охотники и рыболовы побережья холодных приполярных морей – тлинкиты, хайда, алеуты Северной Америки, аборигены Огненной Земли ягана - сочетают ловлю лососевых с охотой на сухопутных животных в районе арктических морей или охоту на морского зверя с собирательством даров моря в антарктических морях. У всех народов этой группы имелись постоянные жилища на берегу, строили кожаные лодки для плавания, на изготовление орудий лова и охоты - гарпунов, острог, стрел шла моржовая кость или кости других животных.

ХКТ арктических охотников сложился у чукчей и коряков, эскимосов Северной Америки и Гренландии. Отсутствие леса, длительность зимы, обилие морских животных способствовали формированию такой культуры, которая, базируясь на охоте за морским зверем, должна была полностью утилизировать охотничью добычу для удовлетворения всех жизненных потребностей.

Мотыжные земледельцы и скотоводы.

Экономика мотыжно-земледельческих и животноводческих ХКТ более устойчива, чем у охотников и собирателей, производительность труда выше. Прибавочный продукт становится регулярным и создает возможность некоторого направления. Земледельцы запасают различные растительные продукты и материалы; у животноводов главным «запасом» является скот, находящийся на подножном корму. В условиях умеренного даже прохладного континентального климата, например у оседлых тибетцев и близких к ним по языку народов Центральной Азии, сложившегося ХКТ мотыжных земледельцев горной зоны. Для этого типа характерны холодоустойчивые сельскохозяйственные культуры – ячмень, овес, некоторые сорта пшеницы, гречихи, конопля и т.д. Важную роль играет пастушеское животноводство. Горные мотыжные земледельцы строят постоянные жилища - глинобитные, сырцово-кирпичные, срубные, каменные или комбинированные с внутренним очагом.

Основными сельскохозяйственными культурами, которые выращивали ручные земледельцы, были для тропического и субтропического пояса корнеплодные и клубнеплодные – ямс, батат, таро, картофель, маниока, сахарный тростник, хлебное дерево, для жаркого пояса – заливной рис, для районов степей и полупустынь – пшеница, просо, кукуруза. В Европе выращивали ячмень, рожь, овес, в Америке – кукурузу, картофель, хлопок. Для всех ручных земледельцев характерен оседлый образ жизни.

Среди ручных земледельцев выделяются несколько локальных типов. Ручные земледельцы тропиков и субтропиков, выращивающие корнеплодовые, сахарный тростник, бананы и т.п., представлены народами Южной, Юго-Восточной Азии, Океании, Америки и Африки. Для них характерно применение как подсечно-огневого метода, так и постоянной обработки земли с помощью мотыги или буйволов, в земледельческих работах велика роль женского труда. Жилище – каркасно-столбовое, часто свайное. Керамику выделывают вручную без гончарного круга, одежда только поясная – набедренная повязка или передник.

Ручные земледельцы жаркого пояса представлены двумя подгруппами – океанической, к которой относятся полинезийцы и микронезийцы, и предгорной, распространенной у народов в возвышенных субтропических районах Азии. Океанические ручные земледельцы применяют палку-копалку, выращивают хлебное дерево, кокосовую пальму; из-за отсутствия глины не имеют керамики и используют как утварь бамбук, тыквы - колебасы, на изготовление одежды идут перья птицы.

Предгорные земледельцы Южной Азии, Китая, Бирмы, Филиппин выращивают заливной рис и таро, обработка поля ведется либо мотыгой, либо палкой-копалкой.

В условиях умеренного и даже прохладного континентального климата, например у оседлых тибетцев и близких к ним по языку народов Центральной Азии, сложился ХКТ мотыжных земледельцев горной зоны. Для этого типа характерны холодоустойчивые сельскохозяйственные культуры – ячмень, овес, некоторые сорта пшеницы, гречиха, конопля и.т.д.; важную роль играет пастушеское скотоводство – овцы, козы, ослы, лошади, яки, все эти животные используются как вьючные животные. Горные мотыжные земледельцы строят постоянные жилища – глинобитные, сырцово-кирпичные, срубные, каменные или комбинированные с внутренним очагом. В пищевом рационе обычно сочетание растительной и мясо-молочной пищи. Одежда из шерсти и меха, в частности суконные халаты, шубы, мужские и женские штаны, а также кожаная обувь.

Самым распространенным являлся тип мотыжных земледельцев степей и сухих предгорий умеренного пояса северного и частично южного полушария. Он представлен хозяйством доколумбовых ацтеков, майя, чибча-муисков, современных пуэбло, которое основывалось на кукурузе. В обширных районах Северной Африки, Передней и Средней Азии, Северо-Западной Индии и Китае были очаги пшеничного и просяного земледелия и на смену ручному земледелию пришло пашенное.

Основу ХКТ мотыжных земледельцев лесной зоны умеренного пояса составляло подсечно-огневое земледелие. В Северной Америке оно было распространено среди многих ирокезских, части атапасских, алгонкинских и других индейских племен. В Евразии подсечно-огневое земледелие значительно раньше стало заменяться проникавшим с юга плужным. Главными сельскохозяйственными культурами при ручной обработке земли здесь были первоначально ячмень, овес и рожь, лен и конопля, а также различные овощи. В Америке подобную роль играли кукуруза (маис), бобы, тыква и хлопок. Важное, но все же подсобное значение у евразийских лесных земледельцев имело животноводство (крупный рогатый скот и свиньи), рыболовство и охота, позднее пчеловодство. Для лесных земледельцев характерен оседлый образ жизни, деревянное (каркасно-столбовое или срубное) жилище; развитое гончарство, различные виды обработки дерева, ткачество. У евразийских народов одежда изготовлялась преимущественно из льняных или пеньковых, отчасти шерстяных тканей; обувь носили деревянную или плетенную из лыка, реже кожаную. В пище преобладали растительные блюда в сочетании с рыбными и в меньшей степени с мясными и молочными; из напитков наиболее типичные мед, брага и ячменное пиво.

С великим событием в истории земной цивилизации – разделением труда между земледельцами и скотоводами связано возникновение еще в 1тысячелетии до н.э. в засушливых областях Афроевразии ХКТ скотоводов-кочевников степей и полупустынь. В этом ХКТ, как правило, кочевой образ жизни вела только часть населения, тогда как другая занималась земледелием; чисто кочевые народы представляют собой скорее исключение, чем правило.

Кочевыми скотоводами в недалеком прошлом были монголы, киргизы, казахи, часть туркмен и каракалпаков, а также других арабских народов. Основу питания у кочевников составляет мясная и молочная пища, в связи, с чем вырабатываются различные способы приготовления молочных продуктов. Жилищами служили различные переносные юрты. Гончарство, как правило, отсутствовало. Утварь в основном изготавливалась из кожи. Одежда была шерстяной, кожаной, меховой. Характерный ее элемент составляли мужские и женские штаны, удобные при верховой езде, распашные куртки и халаты, головные уборы и обувь – кожаная, валяная, реже меховая.

На высокогорье Северного и Западного Тибета сложился ХКТ высокогорных скотоводов, кочевой образ здесь комбинируется с оседлым. Разводят яков, густая и длинная шерсть которых идет для изготовления кошм, войлоков, шерстяных тканей, а кожа – для изготовления обуви и различных бытовых вещей, навоз используется как топливо. Основное жилище – прямоугольный шатер на жердяном каркасе, крытый шкурами животных, кошмами, полотнищами шерстяной ткани.

Распространение оленеводства у народов Северной Азии привело к развитию на основе древнего типа таежных охотников ХКТ таежных охотников-оленеводов. В условиях тайги оленеводство получило главным образом вьючно-верховое направление. Самыми характерными представителями этого типа до недавнего времени были эвенки, расселившиеся от Енисея до Охотского моря, эвены (ламуты) и некоторые другие народы таежной полосы Сибири.

Для ХКТ тундровых оленеводов олень служил не только транспортным животным, но и основным источником существования: мясо его было главной пищей, шкура шла и для изготовления одежды, и для покрытия жилища, и для разных домашних поделок. Транспортное оленеводство в тундре – нартово-упряжное. Одежда – глухого покроя. Данный ХКТ имел две основные географические области распространения: на крайнем северо-востоке Сибири у оленных чукчей и коряков и на северо-западе у ненцев и соседних с ними народов (нганасанов, селькупов, северных хантов и манси. [16]

Пашенные земледельцы.

Пашенное земледелие представляет собой своего рода синтез мотыжного земледелия и животноводства - качественный сдвиг в экономическом и техническом прогрессе человечества. Производительность труда при переходе к плужному земледелию сильно возрастает; растут ее возможности накопления, а вместе с тем и эксплуатация. Ремесло, как правило, отделяется от сельского хозяйства, постепенно развивалась сначала мануфактурная, а затем и фабрично-заводская промышленность. Древнейшим типом третьей группы был ХКТ пашенных земледельцев засушливой зоны. Для него характерно преобладание в составе сельскохозяйственных культур засухоустойчивых злаков, бобовых, бахчевых, разных овощей, плодовых деревьев и винограда. Большинство типичных признаков материальной культуры лесостепных и лесных пашенных земледельцев представляет собой дальнейшее развитие особенностей, сложившихся у ручных земледельцев той же зоны. С этим типом связаны разнообразные лесные промыслы, пчеловодство, плетение из бересты и лыка, рогожное дело, льняное и пеньковое прядение и ткачество, каркасно-столбовое жилище с внутренним отоплением.

Вопросы для самоконтроля.

1. Что является объектом этнологии?

2. Чем определяется специфика этнологии как гуманитарной науки?

3. Приведите примеры классификаций источников, применяемых в этнологических исследованиях.

4. В чем состоит специфика полевого этнологического источника?

5. Почему в этнологическом исследовании исследуется комплексный метод применения источников?

6. Сопоставьте методы исследования и подходы, сложившиеся в сфере изучении традиционной «картины мира» в различных этнологиче­ских школах.

7. Перечислите основные современные языковые семьи и их ареалы.

8. Определите, к какой языковой группе относятся государственный и официальный языки в Республике Казахстан.

9. Каковы основные черты европеоидной, монголоидной, негроидной, австралоидной рас?

10. Что такое «присваивающие» виды хозяйства?

11. Назовите основные хозяйственно-культурные типы и ареалы их распространения.

Почему в мотыжно-земледельческих и животноводческих хозяйственно-культурных типах производительность труда выше, чем у хозяйственно-культурного типа охотников и собирателей?


[1] Этнология. Этнография. Учебник для академического бакалавриата / под редакцией Козьмина В.А., Верняева И.И. и др. М.: Изд. Юрайт, 2015. С.16-17 //www. biblio-online.ru

[2] Артыкбаев Ж.О. Этнология: Учебник. – Алматы: Қазак университеті, 2006. С.6-7)

[3] Этнология. Этнография. Учебник для академического бакалавриата / под редакцией Козьмина В.А., Верняева И.И. и др. М.: Изд. Юрайт, 2015. С.18 //www. biblio-online.ru

[4] Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Основы этнологии: Учебное пособие для вузов: Юнити-Дана, 2012 г., С. 69-70 // www.knigafund.ru

[5] Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Основы этнологии: Учебное пособие для вузов: Юнити-Дана, 2012 г., С. 19-20 // www.knigafund.ru

[6] Этнология. Этнография. Учебник для академического бакалавриата / под редакцией Козьмина В.А., Верняева И.И. и др. М.: Изд. Юрайт, 2015. С.28-29 //www. biblio-online.ru

[7] Миклухо-Маклай. Письмо имп. Русскому географическому обществу. «Известия ИРГО» Том XVI. 1880 г.) Миклухо-Маклай Н.Н. Путешествие на острова Меланезии и первое посещение южного берега Новой Гвинеи в 1879-1880 гг. . C. 28-29 // e.lanbook.com

[8] Этнология. Этнография. Учебник для академического бакалавриата / под редакцией Козьмина В.А., Верняева И.И. и др. М.: Изд. Юрайт, 580 с. С. 30-31// biblio-online.ru

[9] Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Основы этнологии: Учебное пособие для вузов: Юнити-Дана, 2012 г., С. 35// www.knigafund.ru

[10] Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Основы этнологии: Учебное пособие для вузов: Юнити-Дана, 2012 г., С. 37 // www.knigafund.ru

[11] Садохин А.П. Этнология: М.: Гардарики, 2006 г. С. 67

[12] Садохин А.П. Этнология: М.: Гардарики, 2006 г. С. 116

[13] Артыкбаев Ж.О. Этнология: Учебник. – Алматы: Қазак университеті, 2006.С. 38

[14] Этнография: Учебник / Под ред. Ю. В. Бромлея и Г. Е. Маркова. — М.: Высш. школа, 1982. С.17

[15] Итс Р.Ф. Введение в этнографию. Л., 1991. С.104

[16] Артыкбаев Ж.О. Этнология: Учебник. – Алматы: Қазак университеті, 2006. С.57